Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

МАШИНА ЖЕЛАНИЙ

   Они проходят мимо стоящего у обочины совершенно новенького, как с конвейера, грузовика. Двигатель его работает на холостых оборотах, из глушителя вырывается и стелется по ветру синеватый дымок. Но колеса его по ступицы погружены в землю, а сквозь приоткрытую дверцу кабины и сквозь дно кабины проросло тоненькое деревце.

   Когда-то, вероятно в самый день посещения, огромный грузовоз тащил по этой дороге на специальном прицепе длинную, метрового диаметра трубу для газопровода. Грузовоз врезался в столб слева, а труба скатилась с прицепа и легла слегка наискосок, перегородив путь. Вероятно, тогда же сорвались и упали поперек дороги телеграфные и телефонные столбы. Теперь провода совершенно обросли какой-то рыжей мочалой. Мочала висит сплошной занавеской, перегородив проход по дороге.

   Жерло трубы черное, закопченое, и земля перед ним вся обуглена, словно из трубы не раз обрушивалось коптящее пламя.

   — Это что — туда лезть? — спрашивает писатель, ни к кому, в частности, не обращаясь.

   — Прикажу и полезешь, — холодно говорит проводник и подбирает с обочины несколько булыжников. — ну-ка, отойдите. — отведя руку, он швыряет булыжник в жерло трубы, а сам отскакивает.

   Слышно, как булыжник грохочет и лязгает внутри трубы. Подождав немного, проводник швыряет второй булыжник. Грохот, дребезг, лязг. Тишина.

   — Так, — произносит проводник и медленно отряхивает ладони. можно. — он поворачивается к писателю. — пошли.

   Писатель хочет что-то сказать, но только судорожно вздыхает. Он достает из-за пазухи плоскую фляжку, торопливо отвинчивает колпачек, делает несколько глотков и отдает фляжку профессору. Писатель вытирает рукавом губы. Глаза его не отрываются от лица проводника. Он словно ждет чего-то. Но ждать нечего.

   — Ну? Все остальное — судьба? — произносит он и с трудом улыбается.

   Он делает шаг к трубе. Останавливается перед страшным черным зевом. Медленно засовывает руки в карманы и поворачивается.

   — А почему, собственно, я? — осведомляется он, высоко задирая брови. — какого черта? Не пойду.

   Проводник подходит к нему вплотную, и писатель отступает на шаг.

   — Пойдешь! — сквозь зубы цедит проводник.

   Писатель молча мотает головой. Тогда проводник резко бьет его в живот, хватает за волосы, распрямляет и хлещет по щекам.

   — Еще как пойдешь-то! .. — шипит он с напором.

   Профессор пытается схватить его за руку. Проводник, не глядя, отпихивает его локтем, попадает в нос, сшибает очки.

   — Ну!

   Писатель вытирает разбитые губы, смотрит на ладонь, смотрит на проводника.

   — Гос-споди… — произносит он.

   Безграничное отвращение проступает на его лице, и не говоря больше ни слова, он смачно сплевывает проводнику под ноги, поворачивается и ныряет в трубу.

   Проводник тотчас отскакивает в сторону, подальше от трубы, и оттаскивает за собой профессора. Из трубы гулко доносятся лязг, стук и тяжелое дыхание.

   Профессор дрожащими руками водружает на место очки. Одно стекло перерезано трещиной. Шум в трубе стихает.

   — За мной! — хрипло кричит проводник и бросается в черное жерло.

   Оба вылезают из трубы в округлое куполообразное помещение, отдаленно похожее на восточную баню. Видимо, когда-то здесь размещалось что-то вроде командного пункта: стоят раскладные столы и стулья, на столах — несколько телефонов (все со снятыми трубками), полуистлевшие топографические карты, разбросанные карандаши. На полу ящики с консервами и бутылками. Почему-то — детская коляска. Писатель сидит за одним из столов и откупоривает бутылку.

   — Ну вот и все, а ты боялась, — бодро произносит проводник.

   Здесь он явно впервые — озирается с огромным любопытством, заглядывает во все углы. Писатель, трудясь над бутылкой, хмуро-иронически наблюдает за ним.

   — Если я сказал — можно идти, значит, — можно, — продолжает проводник. — дай-ка сюда, что возишся? — он отбирает бутылку у писателя и ловко выбивает пробку. — куда тебе налить? Некуда? Ну, с горла пей, тебе первому, заслужил…

   Тем временем профессор обходит помещение, рассеянно кладя на место телефонные трубки. Писатель надолго прикладывается к бутылке, потом упирает ее в колено и облизывается.

   — Ну как? Пробирает? — оживленно осведомляется проводник. то-то! Дикобраз здесь несколько часов просидел, в чувство приходил и душеньку отводил… Да ты пей, пей, я непочатую возьму, тут их навалом.

   — Любезный чинганчгук! — провозглашает писатель. — я понимаю, что все ваши хождения кругами есть не что иное, как своеобразная форма принесения извинений. Я вас прощаю. Тяжелое детство, среда, воспитание, я все понимаю. Но не обольщайтесь! Я безусловно вам отомщу.

   Проводник, который возится с новой бутылкой, произносит:

   — Ну да?

   — Да-да. Я — человек мстительный, как все писатели и остальные деятели искусства. Разумеется, я не собираюсь с вами драться и тем более стрелять вам между лопаток… Я все сделаю гораздо тоньше. Я запущу под вашу толстую шкуру такую иголку, что вам свет будет не мил. В самый мозг! В центральную нервную! ..

   И в этот момент раздается телефонный звонок. Все вздрагивают, затем профессор нерешительно берет трубку.

   — Да… — говорит он.

   Квакающий голос в селекторе раздраженно осведомляется:

   — Это два-двадцать три-сорок четыре двенадцать? Как работает телефон?

   — Представления не имею, — говорит профессор.

   — Благодарю вас, проверка.

   Слышатся короткие гудки. Все глядят друг на друга, затем на телефоны. И вдруг профессор поворачивается к спутникам спиной и быстро набирает какой-то номер. На лице его злорадство.

   — Слушаю! — отзывается хрипловатый мужской голос.

   — Извини, пожалуйста, если помешал, — говорит профессор, — но мне не терпится сказать тебе несколько слов. Ты меня узнал, надеюсь?

   Пауза.

   — Что тебе надо?

   — Старое здание, котельная, четвертый бункер. Угадал?

   — Я сейчас же звоню участковому.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ…
  • Зона
  • УМЕР АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ…
  • Липецкий писатель стал лауреатом премии Братьев Стругацких
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий