Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

МАШИНА ЖЕЛАНИЙ

   — Нет-нет, ведь это очень опасно, вы понимаете? Темпераментный благодетель!

   Писатель рывком садится и в бешенстве глядит на профессора.

   — Что опасного? Что опасного? Я покоя хочу, понимаете? Покоя!

   — Понимаю. Но ведь вы не в пустыню удаляетесь сейчас — искать тихой жизни. Вы идете в зону! К тому самому месту!

   Писатель снова откидывается на спину и закрывает глаза ладонью.

   — А, не хочу я с вами спорить! В спорах рождается истина, будь она проклята! ..

   Проводник открывает глаза. Некоторое время лежит, прислушиваясь. Затем бесшумно поднимается, мягко ступая, выходит из тени и останавливается над спящими профессором и писателем. Какое-то время он внимательно разглядывает их по очереди. Лицо у него сосредоточенное, взгляд оценивающий. Наконец, покусав нижнюю губу, он негромко командует:

   — Подъем!

   Узкая расщелина между двумя холмами, наполненная грязной жижей. Они идут по полусгнившей хлюпающей гати. Над поверхностью болота клубится отвратительный туман. Проводник идет впереди, писатель с профессором тащатся сзади. Они тяжело дышат, видно, что изрядно устали.

   Проводник вдруг останавливается, будто налетев на невидимое препятствие. Он стоит совершенно неподвижно и осторожно поводит носом из стороны в сторону.

   Писатель останавливается рядом и, опираясь на жердь, еле переводит дух.

   — Ну… Что такое еще? — спрашивает он.

   — Помолчи… — тихо говорит проводник.

   Он делает движение шагнуть, но остается на месте. Запускает руку в карман, вытаскивает гайку, хочет замахнуться, но не решается. Гайка падает из его руки. Лицо его бледно до зелени и покрыто потом.

   — Н-ну уж нет… — бормочет он.

   Растопырив руки, он пятится назад. Потом, не глядя, отбирает у писателя жердь и тыкает ею в болото рядом с гатью.

   — Так-то оно будет вернее… — сипит он. — а ну, давай за мной…

   Он осторожно слезает с гати и сразу проваливается выше колен.

   — Это еще зачем? — жалобно и устало спрашивает писатель.

   Проводник не отвечает. Ощупывая перед собой дорогу жердью, он все круче забирает в сторону от гати.

   Они бредут в тумане по пояс в чавкающей жиже, то и дело падая, погружаясь с головой, отплевываясь и кашляя. Остановиться нельзя, трясина засасывает.

   Вдруг профессор проваливается по шею, тщетно пытается подняться и лечь плашмя, но у него ничего не получается.

   — Помогите! — из последих сил кричит он.

   Проводник оборачивается. Неподдельный ужас изображается на его лице.

   — Ты к-куда? — хрипло кричит он и, расплескивая грязь бредет к профессору. — рюкзак! Рюкзак сбрось!

   Профессор мотает головой, торчащей над поверхностью жижи.

   — Жердь! — сипит он. — дайте мне жердь!

   — Бросай рюкзак, тебе говорят!

   — Рюкзак сними, идиот! — визжит писатель, беспомощно барахтаясь в грязи.

   — Же… — профессор уходит в болото с головой, снова выныривает и ревет страшным голосом: — жердь давай, скотина!

   Он пытается схватиться за протянутую жердь, промахивается, потом, наконец, ощупью находит и вцепляется в нее обеими руками.

   С трудом они выкарабкиваются на сухой глинистый склон.

   — Ну и утонул бы, как топорик, — ворчит проводник. — и меня бы с собой утянул. Остался бы писатель один по трясине ползать. Вцепился в мешок свой!

   — Нечего было туда лезть, — огрызнулся профессор.

   — Не твоего ума дело, куда мне лезть…

   — Вот и мешок мой — тоже не твоего ума дело!

   — Что у вас там — сокровища? — раздраженно прикрикивает писатель, но профессор не обращяает на него никакого внимания.

   — Это просто уму не постижимо! — говорит он. — идем по прекрасной ровной дороге, и вдруг он лезет в эту… Выгребную яму!

   — Чутье у меня, ты можешь это понять или нет? Чутье!

   — Хорошенькое чутье!

   — Вот дурак очкастый. — проводник хлопает себя по коленям, с него ссыпаются ошметки присохшей грязи.

   — Мое зрение это не ваше дело. И вообще — хватит. Глупо.

   — Не глупо. А тебе жердью этой надо бы промеж ушей! Дай сюда бутылку… Это надо же — из-за пары грязных подштаннников чуть в рай не отправился.

   — Какие подштанники? — спрашивает писатель.

   — Ну что там у него в мешке? Ну, консервы…

   — Какие к черту консервы! Не мог я его отцепить, не мог! Я бы потонул, пока его отцеплял, черт вас всех дери!

   — Ладно. Хватит… — проводник поднимается и, наморщив лоб, оглядывает местность. — куда же это нас занесло? Место какое-то незнакомое… Вот ведь сволочь дикобраз — ничего у болота не указал, а там что-то определенно есть… Может быть, конечно, уже потом появилось, после него…

   — Кстати, — подает голос профессор. — Дикобраз — единственный человек, который дошел до того места?

   — Других не знаю.

   — А были такие, которые шли, но не дошли? — спрашивает вдруг писатель.

   — Были и такие. И я ходил, да не дошел.

   — А зачем они шли? — спрашивает профессор.

   — Кто за чем… В основном за деньгами, конечно. Ты думаешь, я не знаю, зачем ты идешь? Хочешь скажу? В экспедицию тебя не взяли, вот ты и решил им всем доказать. И правильно! Понимаешь? Свои личные дела поправить, открытие какое-ибудь сделать, чтобы все ахнули. Вот, мол, оказывается, профессор-то у нас какой, дать ему нобелевскую премию!

   — Ну, а вы? Вы зачем идете?

   Некоторое время проводник неприязненно молчит.

   — У меня дела свои… Семейные.

   — Как у дикобраза? — тихонько спрашивает профессор.

   Проводник резко поворачивается и смотрит на него, но профессор лежит с закрытыми глазами, покойно сложив руки на груди.

   — Ты меня с ним не ровняй—произносит проводник угрожающе. — ты его не знал, в глаза не видел, и меня ты не знаешь. Так что нечего нас ровнять.

   — Никто никого не знает, — говорит профессор, не открывая глаз.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ…
  • Зона
  • УМЕР АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ…
  • Липецкий писатель стал лауреатом премии Братьев Стругацких
  • Российская писательница-фантаст Ольга Захаровна Жакова
  • Оставить комментарий