Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

ЛЕТАЮЩИЕ КОЧЕВНИКИ

За воротами было тихо. Софи позвонила еще раз, потом еще и забарабанила кулаком в обитую металлом дверь. Наконец, послышался скрип тяжелых шагов по гравию и чей-то грубый голос спросил по-португальски:
— Что надо?
— Мы участники гидрологической экспедиции и хотели бы повидаться с хозяином, — ответил да Пальха.
— А зачем он вам понадобился? — спросил тот же голос, с трудом выговаривая португальские слова.
— Вы удивительно любезны, — не выдержала Софи. — Откройте хотя бы эту дверь и посмотрите, кто здесь.
— А я вас вижу, — по-французски ответил человек за воротами. Итак, что вам надо?
— Немедленно доложите вашему хозяину, что группа ученых хочет его видеть! — резко сказал да Пальха.
Окрик неожиданно подействовал.
— Ладно… Но вам, сеньоры, придется подождать.
Послышались удаляющиеся шаги. За воротами стало тихо.
— Здесь не слишком гостеприимны, — усмехнулся Антуан.- Если б они еще знали, зачем мы тут…
— Помолчи, — прошипела Софи. — У этих стен наверняка есть и глаза и уши.
Прошло несколько минут. Наконец дверь распахнулась. Здоровенный привратник в легкой белой рубашке и шортах цвета хаки попытался изобразить на лице улыбку:
— Сеньор Брусвеен просит пожаловать к нему. Он особенно рад видеть вас, сеньора…
Привратник посторонился, пропуская путешественников. Едва Антуан, шедший последним, переступил порог, дверь захлопнулась со звуком, напоминающим пистолетный выстрел. «Вот мы и в мышеловке», — невольно подумал археолог.
Человек, увидевший зулусский крааль у подножия Эйфелевой башни, несомненно стал бы протирать глаза, правильно предположив, что такое может только присниться. Нечто подобное почувствовали участники экспедиции, очутившись на обширном дворе фазенды сеньора Брусвеена.
Асфальт. Столбы с паутиной электрических проводов. Огромный гараж — из его распахнутых ворот выглядывало сверкающее защитной краской рыло «доджа». В глубине двора — странные постройки из бетона, напоминающие доты, в центре — опоясанный верандой двухэтажный дом. Бетон, стекло. Квадратная башня десятиметровой высоты.
И все это в глубине экваториального леса, вдали от обжитык районов бассейна Амазонки.
Софи щелкнула языком:
— Чудеса! Ты не находишь, что мы совершили прыжок в одну из самых цивилизованных стран Европы?
— Чудеса только начинаются… — пробормотал Антуан, внимательно оглядываясь по сторонам.
На веранде их встретил сам фазендейро. Седой тучнеющий человек с высоким, но узким, словно стиснутым в висках лбом и почти прозрачными глазами.
— Харальд Брусвеен, — представился он. — Беско нечно рад встретиться с вами, господа. — Его французский язык был безукоризненным.
Путешественники в свою очередь отрекомендовались. Брусвеен церемонно склонился над рукой Софи. Его коротко подстриженные усы и густые брови были совсем белыми.
— Прошу, — Брусвеен распахнул двери, ведущие с веранды в просторный холл. — Здесь ванны. Освежитесь с дороги, а я отдам некоторые распоряжения. Живу отшельником, — продолжал он, разводя руками, — и, по правде сказать, не уверен, что смогу достойно принять таких неожиданных и приятных гостей.
— Не беспокойтесь, мсье Брусвеен, — сказал Антуан. — Мы только хотели спросить вас кое о чем. Это займет не часы, а минуты.
— Часы радости короче безразличных минут. В гилее не принято отвергать гостеприимство. Вы, господа, обидите старика, если откажетесь разделить скромную трапезу.
В манерах Брусвеена было что-то старомодное, милое… Кроме того, непринужденный разговор за столом мог пролить больше света на
таинственную историю. Да Пальха переглянулся с Антуаном и решил принять приглашение.
Через полчаса, после прохладного душа, гости сидели за большим полированным столом, заставленным бутылками и множеством ароматных закусок.
Подняв первый бокал за встречу и знакомство, хозяин объявил, что уже более четверти века не был в Европе. Он — добровольный затворник и давно при шел к выводу, что человек остается человеком лишь тогда, когда находит способ уйти от политики.
— Я не выписываю газет и редко слушаю радио… — продолжал Брусвеен. — Получаю только специальные журналы. Что же касается предмета моих исследований — экваториальной флоры, то стоит выйти за порог дома — и гилея одаривает своими чудесами.
— Вы ботаник, мсье Брусвеен? — поинтересовался Антуан.
— Да, мсье, так же, как и мой отец, профессор Пер Антон Брусвеен. Мадемуазель, я рекомендую вам это вино. «Шато Марго» 1940 года. Виноделы считают этот год превосходным…
— Для французских виноделов этот год был черным, — заметил Антуан.
— Именно тогда я навсегда распрощался с Европой, — быстро сказал Брусвеен. — Кровь, насилие, кипение политических страстей — это не для меня. Я укрылся в гилее, как в монастыре, и не пожалел.
«Брусвеен, Брусвеен, — думал Антуан. — Откуда мне известна эта фамилия? Я никогда не интересовался ботаникой. Статей его я не мог читать. Откуда же я знаю эту фамилию?.. Кажется, от бразильской жары я перестаю соображать…»
— Я только ученый, — продолжал хозяин, — и поклоняюсь одному владыке — хлорофиллу. Меня куда больше занимает трансформация его зерен, нежели трансформация политических режимов. Кстати, вы слу чайно не родственник профессора Пьера Симона Берже?
— Он мой отец, — поклонился Антуам.
В прозрачных, как льдинки, глазах Брусвеена мелькнуло что-то похожее на изумление.
— Вот как… — протянул он. — Ваш отец был великим ученым.
«Вспомни, ну вспомни же! — приказывал себе Антуан. — Ты должен вспомнить. Этот странный человек имеет отношение к твоей собственной судьбе. Откуда он знает отца? Тот прославился открытиями в области ядерной физики именно в годы войны, уже когда Брусвеен, по его словам, жил затворником в Бразилии. Отец погиб в застенках гестапо в сорок четвертом…»
Внесли дымящееся, остро пахнущее блюдо.
— Вкусно, — похвалила Софи, пробуя огненную смесь из тушеной зелени, рачков и рыбы, обильно сдобренную красным перцем.
— У вас вкус настоящей бразильянки, — вежливо сказал да Пальха. Каруру — наше любимое национальное кушанье, так же как у вас… гм… лягушки…
— Ненавижу лягушек, — отрезала Софи.
Подали кофе, ликер.
Решив, что наступил подходящий момент, да Пальха стал объяснять Брусвеену причину визита.
Тот слушал не перебивая, не задавая вопросов. Когда да Пальха закончил свой странный рассказ, Брусвеен снисходительно улыбнулся.
— Я читал в каком-то американском журнале вздор о летающих тарелках, — сказал он, неторопливо раскуривая сигару. — Но то, что вы рассказали мне сейчас, побивает все рекорды. Летающие ладьи… пестрые человечки… Ваш метис просто алкоголик. Я скромный ботаник, господа, но я привык к логическому научному мышлению. История, которую вы мне поведали, чудесна. Но смею вас заверить, что ни на территории моей фазенды, ни вблизи от нее никогда не происходило ничего сверхъестественного. А единственные мои гости за последние три-четыре года — это вы, господа.
«Если он даже сейчас мне лжет, — думал Антуан, — откуда все-таки я знаю его фамилию?..»


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Похожие публикации -
  • Зона
  • Анти-Золушка
  • Старый обычай
  • Сказка о могучем Кентавре из семейства СКИБРов
  • Тело молчало
  • Оставить комментарий