Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Диктаторы и уроды

ТОМКА. Я для вас должна стараться? Прикрывать вас должна? А я не буду! Я его отпущу, верите? (Пауза.) Нет? И правильно делаете! Ждать лучше внизу, чтобы не упустить. Рванет – не удержу!
ГРОБ. Из-под тебя – и рванет? Он уже мужик!
ПАНЧА. А может, здесь останемся?
ГРОБ. При нас она пас! Мотаем вниз, Томка – девочка честная и правильная.
ТОМКА. Все как надо будет. Идите!

Гроб и Панча уходят. Голос одного из них:
— Повезло малому!
Томка и Андрей на чердаке одни.

АНДРЕЙ. М-м-м! М-м-м!
ТОМКА. Чего мычишь, как молодой бычок? Больно? (Подходит к нему, пытается погладить, он не дается.) Бодливый… Знаешь, что я буду сейчас делать? Что-то приятное – приятное…

Андрей откатывается от нее.

Куда ты, милый? От меня безо всего еще никто не уходил!.. Глазки-то у нас красивые… но опасные! Хочешь мне в рожицу плюнуть? А никак – ротик у нас замурован… Или, может, поцелуемся? Для разогрева?

Андрей переворачивается на живот.

Мы еще сопротивляемся… (Гладит его по спине, Андрей изгибается всем телом, но не поддается.) Не нравится? Или боишься? Тогда я запру дверь изнутри, чтобы никто не вошел. И начнем…

Томка запирает стулом дверь изнутри.

Знать бы, как зовут тебя… Хотя это не обязательно. Мне все равно, кто ты и откуда…

Томка берет бечевку.

Теперь я привяжу тебя к лестнице, чтобы было удобнее, и начнем…

Томка обвязывает его тело веревкой и затягивает узлы, привязывая Андрея к лестнице.

Если б ты знал, как давно я мечтаю почувствовать себя сильной! Сильнее, чем ты. Сильнее всех мужчин, которые испытывали на мне свою силу!

Томка затягивает петлю вокруг его ног. Андрей не может пошевелиться.

Сколько тебе лет?.. Впрочем, и это неважно. Сейчас ты слаб и беззащитен, и от возраста ничего не зависит.

Она подносит руки к его ширинке. Андрей яростно мычит, стараясь сопротивляться, но она расстегивает на его брюках пуговицу, затем молнию. Андрей замолкает.

(Зло.) Что, заткнулся, шваль? Мычи, ну! (Бьет его.) Мычи! Мычи! Мычи, я сказала тебе, не сдавайся!.. Ах, красивые глазки заблестели, намокли… Или это испарина? Говорят, мужчины никогда не плачут. Враки, плачут! От унижения плачут все, не зависимо от того, что между ног. И я плакала, и ты плачешь, потому что мы слабые, а вокруг сильные… Как я тебя ненавижу! Ты жалок и беспомощен, боишься этих подонков… Почему, почему ты не смог сопротивляться, когда тебя вязали?

Томка отходит в сторону.

Меня всю колотит. Мне противно. Или страшно, не знаю. У тебя сигареты есть? Я тебя спрашиваю, сигареты есть?

Андрей утвердительно мычит, Томка обыскивает его, находит сигареты, закуривает.

Сейчас бы и от мархуши не отказалась, мне не по себе, наверное, оттого, что не смогла. Они тебя подставили, а мне расплачиваться, а я не хочу, но не знаю, как быть.

Андрей мычит, прося у нее затяжку. Томка освобождает ему рот и дает покурить.

АНДРЕЙ. Ты зачем с ними?
ТОМКА. У-у-у, длинная история, знать не каждому дано!
АНДРЕЙ. Как тебя зовут?
ТОМКА. Тамара. Томка.
АНДРЕЙ. Царское имя.
ТОМКА. Это почему?
АНДРЕЙ. Царица такая была, в двенадцатом веке, у грузин. Власть любила. «Витязя в тигровой шкуре» читала?
ТОМКА. Ты, я гляжу, умный, начитанный… Ботаник!
АНДРЕЙ. Тебе не идет злиться.
ТОМКА. Где же они такого умного откопали?
АНДРЕЙ. Меня зовут Андрей. В честь Андрея Миронова. Матери в больнице сказали, что я на него похож.
ТОМКА. Смешно.
АНДРЕЙ. Почему?
ТОМКА. Миронов, блин… Андрей – щей налей! (Смеется.)
АНДРЕЙ. Зря притворяешься! Ты совсем другая! Это они конченые придурки, а в тебе есть что-то от человека!
ТОМКА. Отчим мне тоже говорил это, когда решил проверить, хорошую ли девку вырастил.
АНДРЕЙ. Как проверить?
ТОМКА. Натурально, как мужики проверяют! Не хочу, противно…
АНДРЕЙ. Какой же он отец после этого?
ТОМКА. Так, отчим. Ему понравилось. А я от него сбежала. Чтобы стать сильной.
АНДРЕЙ. Для чего тебе сила?
ТОМКА. Умный, а не понимаешь. Сила – это жизнь, а жизнь – это сила. И не важно, чем ты силен: головой, руками или чем еще. Живут двое. Если ты умер, то он сильнее. Естественный отбор. Нужно успеть стать сильной, иначе погибнешь.
АНДРЕЙ. Кто на войне гибнет первым?
ТОМКА. Трус.
АНДРЕЙ. Сильный. Он первым идет в атаку. Чтобы в него выстрелить, не нужно даже целиться: он сам подставится. Он жертвует собой, потому что он самый сильный. Сильные духом всегда первыми приносят себя в жертву. Ты хочешь быть жертвой?
ТОМКА. Я вообще не хочу воевать.
АНДРЕЙ. Не обязательно воевать, чтобы погибнуть первым.

Молчание.

ТОМКА. Все, хватит! Я им скажу, что все сделала, как им надо, а ты подтвердишь.
АНДРЕЙ. Им от меня нужны деньги?
ТОМКА. Да, много – много. Панча скажет твоему отцу, что я от тебя воробышка поймала, что нужно делать аборт.
АНДРЕЙ. Деньги нужны, чтобы убить ребенка?
ТОМКА. Замолчи! И без тебя схожу с ума. Больно ты разговорчивый стал!
АНДРЕЙ. Развяжи меня.
ТОМКА. Еще чего! Я их позову. Пусть справляются сами.

Томка идет к двери.

АНДРЕЙ. Постой! Деньги я достану, слово даю. Только подумай, ради кого собой жертвовать?

Томка возвращается.

ТОМКА. Философ… Дай мне сигарету, я тебе еще кое-что расскажу.
АНДРЕЙ. Возьми.

Томка закуривает.

ТОМКА. Я уже была там один раз.
АНДРЕЙ. Где?
ТОМКА. Там, на небе. Я уже умирала. Очнулась в палате, рядом лежали две женщины. Одна другой рассказывала, как ей делали аборт. Врач брал иглу, большую и толстую, втыкал в живот и через нее вливал туда крепкий соленый раствор. Потом был выкидыш, и     женщина упросила показать ей ребенка. Он был без кожи, весь красный и блестящий, как леденец! Врач сказал тогда, что таких детей так и называют – леденцовыми. И засмеялся, будто живой родился. А женщина говорила, что вдруг представила себе, как ее леденец жил у нее внутри, как он глотал соль, дышал ею, как ему было больно, когда слезала кожица… Она так рассказывала, что мне самой становилось противно и больно, будто это я захлебывалась, и меня изнутри разъедала соль! Тогда я решила: больше ни за что не стану убийцей. А вот теперь придется… Потому что не хочу плодить уродов.

Молчание.

АНДРЕЙ. Ты права. По-своему права. Ангела тебе все равно не родить.
ТОМКА. Что ты можешь еще сказать… Но я тебе благодарна.
АНДРЕЙ. За что?
ТОМКА. За сигареты. Да и высказалась я, легче вроде…
АНДРЕЙ. Зови их. Я все подтвержу.
ТОМКА. Что ты подтвердишь? То, чего не было? Ведь между нами ничего не было, мы знаем     это, но они разве поверят?
АНДРЕЙ. Тогда не будем обманывать.
ТОМКА. Как?
АНДРЕЙ. Я согласен, чтобы все было.
ТОМКА. Дурак! (В открытую дверь.) Ребята, у меня полный порядок!..

СЦЕНА ВТОРАЯ.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Похожие публикации:
  • Андрей Белянин «Демон по вызову»
  • О привязанности Андрея Тарковского своей деревне.
  • Василий Звягинцев «Хлопок одной ладонью»
  • Александр Балабченков Время Учеников — 3
  • Референт: Мемуар

  • Новое на сайте:

    Один комментарий к “Диктаторы и уроды”

    1. ekzabeta:

      Отличная статья, правдо, мне очень понравилось,
      постер вообще частенько радуете гостей вашими творчеством.
      тут с многим сложно не согласится.
      от всего сердца продолжайте в том же духе.

    Оставить комментарий