Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Детская

шарканье, будто и не живая, но ведь она жива, и походка у нее пока красивая, прямо держится… Ничего ей, вроде, не интересно, лежит…
ОТЕЦ. Ну какая тут от дочерей радость… Ей надо развлекаться, парни хоть на
рыбалку ходят… Вот такая молодость… Молодые и заезженные… Людей бьют… Что у нее от жизни есть? Моря не видела, ничего не видела… Ей не интересно… Вот мне всегда море нравилось, корабли, теплоходы… Я в Эрфурте был, но море только в Ростоке начинается…
ЛИДА. Мы с Виктором обязательно на море поедем…
ОТЕЦ. На южное… Думаю, вам надо на южное… В Эрфурте было холодно.
МАТЬ. Ну, ясное дело, на южное… Песок теплый, не слишком дует…
ЛИДА. У Виктора мама гречанка… Он говорит, в Греции хорошо…
ОТЕЦ. Не знаю, не был… Я иногда люблю заблудиться в центре.
МАТЬ. Лида, ты вниз не хочешь сходить? Он мог пройти мимо. Тут столько
фиолетовых домов.
ОТЕЦ. И одни асфальтовые спортплощадки…
ЛИДА. Еще светло, номер дома он знает. Будет хорошо, правда, мама? Ты в это
веришь не меньше моего, так ведь…
МАТЬ. Да… сегодня мы забудем эти пять лет… Ведь нынче воскресенье, а это хороший знак…
ОТЕЦ. Какое там воскресенье, уже шесть вечера…
МАТЬ. Мы так долго ничего не справляли… Когда вы были маленькие, надо
было праздновать все, все дни рождения, вы так этого ждали… Об Ирке вообще не говорю… Он тут написал из армии такое страшное письмо, я так перепугалась… Ну, он молодой, вытерпит… Он уж там долго, пора привыкнуть… Когда мы праздники справляли, Мария была милая… Целыми днями ходила и выспрашивала… Когда же все начнется и прочее…
ОТЕЦ. Маленькая была, поэтому… Маленьким хорошо спрашивать… Только что
потом? Жизнь куда-то несется, а ты ничего не слышишь, ничего… Все мимо проходит, не за что уцепиться… А жить надо, иначе нельзя…
МАТЬ. Уже скоро семь, Лида…
ЛИДА. Жаль, что Ирка не может приехать…
ОТЕЦ. Солдат под присягой, ее прокричать надо… А ветер все равно отнесет в
сторону…
ЛИДА. Я уже не могу, пойду посмотрю на улицу…
МАТЬ. Хоть свитер надень, там прохладно…
ЛИДА. Уже весна…  Птицы поют!
ОТЕЦ. Птицы…  Какие птицы…  Воробьи, щеглы…  никакой весны, холодно.
Лида уходит.
Как будто и торта нет… Придет деревенский, и будет тишина, такая же тишина… Дождь начинается, открою-ка я окно… Тучи, сплошные тучи… Одна за другой… Вот и празднуй тут.
МАТЬ. Да ведь здесь тепло, наверняка посильнее затопят… Как же не топить,
знают ведь, что у нас праздник… В котельной знакомые работают…
ОТЕЦ. Дотронешься до батареи, а она холодная… Праздник… Кто знает, что у
нас праздник… Никто… И потом… В «Алкроне» свадьба… Торты, свечи, танцы будут… Грустно будет… Постучим в дверь — тишина… Матрац заскрипит… Чего ж тут праздновать… Вспоминать молодость?
МАТЬ. Не бойся, здесь будет тепло… Мария придет, немного приоденется…
Хорошо еще, что Лида такая, любит ее… Пять лет она с ней не разговаривала… У нее сердце доброе, она счастлива… Нельзя все время быть таким…
ОТЕЦ. Не знаю, какой я… Вроде тот же самый…
Стук в дверь.
МАТЬ. Кто-то стучал?
ОТЕЦ. Постучит, уйдет… Как не стучать, когда дождь…
МАТЬ. Лида стучать не будет, у нее ключи… Может, он с другой стороны пришел…
ОТЕЦ. Этот ее позвонил бы, в деревне звонки есть, я в Градиште видел…
Дребезжат, спать невозможно…
МАТЬ. Пойди, открой… Какие там звонки в Градиште, глупости…
ОТЕЦ (открывает дверь, за ней никого нет). Нету никого… Может, ребята Польского… У них кости слабые, тут младший в больнице лежал… У него кожа шелушится, еще бы, такой бледный… Молоко, может, не пьет… Негодяи, плохо кончат… У Полабского из тридцатого дома растолкли в ступке канарейку… У него тоже канарейка была… Ступка вся в крови…
МАТЬ. Никого? Странно… И что это Виктор не идет… Заблудился, что ли…
Стук.
Ты слышал? Опять кто-то постучал…
ОТЕЦ. Вздуть бы их… Но как? Убегут… На лестнице мне их не догнать…
МАТЬ. Пойду посмотрю… (Уходит, открывает дверь, возвращается.) Нет
никого… Скажу Польскому, что у него за хулиганы растут.
ОТЕЦ. Польский – порядочный человек… Уезжает на работу за пять минут до
меня… Только что с того? Может, в половину еще сидячие места сесть… И что с того, если дети хулиганы… У старшего на локте красные струпья…
МАТЬ. Ну их… Такой день, счастливый день… Как ты думаешь, Мария…
ОТЕЦ. Не будем об этом… Договорились ведь, что о ней говорить не будем…
МАТЬ. Ты первый начал.
ОТЕЦ. Я только сказал, что думаю… Не умничал… Я только сказал, что будет.
МАТЬ. С тобой трудно говорить, и не смотри так, это правда… О чем ни
заговоришь, ты сразу как с цепи срываешься… Если хочешь знать, Мария из-за тебя к нам не выходит… Она другой раз постоит у детской, но ты читаешь, она подождет минутку, как будто ей хочется к нам… Но ты же весь скрючен, тебе холодно… В том-то и дело, что здесь все раздражает, серо все… Ни слова не вымолвишь… Молчишь… Ты как и все… Хуже всех… Ну скажи, в какой еще семье, здесь, в округе, дочь пять лет сидит взаперти в детской и ни единого слова никому не скажет?… Вот видишь, нет таких… А вот с нами это случилось… Смотрю я на тебя, тоже бы так сделала… С работы прямо в детскую, прилечь… Поплакать… Вдруг она там все плачет и плачет?… Слезы льются, стекают вниз… А перья гусиные… Бета  из Градиште дала…
ОТЕЦ. Так, значит, я? А может, и я… Что мне до меня? Ничего… Живу…
Может, этого и не видно, но это так, еще бы… Как иначе… Я ее ни разу не обидел, зачем обижать? Это было мое кредо, не мешать жить… Первым делом, первым делом… Глупости говоришь, хватит…
Стук в дверь.
МАТЬ. Снова кто-то стучит… Но тебе и дела нет, ты только болтать горазд…
Любой другой пошел бы и дал пару раз по морде этим сорванцам Польского… А ты только и знаешь, что болтать…
ОТЕЦ. Я тебе отвечаю, я человек порядочный… Погоди, я пойду… Вздую их…
Если не убегут… Убегут, это они умеют, в два прыжка один пролет…
Входит Ирка.

СЦЕНА 2-я

ИРКА. Здравствуйте… Не сердитесь, я не мог решиться… Это я стучал…
Здравствуй, папа…
МАТЬ. Ирка! Ну и дела… Лида как раз о тебе говорила… Вот так сюрприз…
ОТЕЦ. Проходи… Что в дверях стоять, ты же дома… Странный у тебя вид, странный…
ИРКА. Неожиданно… Отпустили меня…
МАТЬ. А шинель где? И пиджак этот… Где твоя форма…
ИРКА. Я переоделся… Все ребята так делают…
ОТЕЦ. Дай ему поесть… Иди, садись, Ирка, что ты все стоишь… Я думал, это
дети Польского… Вот бандиты, только пакостят…
МАТЬ. Ирка, что так вдруг? И что ты в письме написал? Я так напугалась, такие
ужасы… Ведь это неправда, да?…
ИРКА. Теперь уже все нормально, мам… Кое-что изменилось…
МАТЬ. Ты уж там полгода, пора привыкнуть… Я что-нибудь приготовлю, ты
ведь голодный… Представляю, из чего там делают овощное рагу…
ИРКА. Уже все нормально, мам. Говорю же, все изменилось…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Похожие публикации:
  • Писателю-фантасту Виктору Пелевину исполнилось 50 лет
  • Борис Стругацкий поздравил экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина с юбилеем
  • Пить за рулем — играть со смертью.
  • Гадкие лебеди
  • Пальто из пони

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий