Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Детская

Ян Антонин Питински
ДЕТСКАЯ
(короткое стихотворение о дожде)

Пьеса

Перевод Ольги Луковой

Написана в 1992 г.

Премьера состоялась 16 мая 1993 г. в Праге (Театр «На забрадли»), режиссер постановки — Петр Лебл.

Второе место в конкурсе Фонда А. Радока на лучшую чешскую и словацкую театральную пьесу.

Посвящается Петру Леблу, как воспоминание о терпком предчувствии весны одного давнишнего (пражского) года.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Отец (56 лет).
Мать (50 лет).
Мария (30 лет).
Лида (18 лет).
Иржи (20 лет).
Виктор (24 года).

Действие происходит на окраине большого города в наше время
или когда-либо еще.

«Детская, милая моя, прекрасная комната…
Шкафчик мой родной…
Столик мой…»
Раневская

СЦЕНА 1-я

МАТЬ. Лида, ты уже все глаза проглядела… Не может дождаться, я понимаю,
сколько раз отец в Градиште опаздывал на поезд… Иногда я его целыми днями ждала… Ходила взад-вперед, даже линолеум почернел.
ОТЕЦ. В Градиште на станции нет радио… Заржавело, наверное, некому было
объявлять… Это такая дыра… Но все равно… В конце концов, я всегда возвращался…
МАТЬ. Без дома никуда, синяя скалка для теста… У Беты была синяя скалка,
а на ней кружевные такие узоры… Во сколько он должен прийти?
ЛИДА. Часов в шесть… Поезд приходит в пять пятнадцать…
МАТЬ. Тебе бы встретить его…
ЛИДА. Он не хотел, чтобы я шла на вокзал… Не знаю, почему… Сказал, чтобы я
была дома, мол, это будет сюрприз…
МАТЬ. Он, может, и дорогу не найдет. Никогда здесь не был…
ОТЕЦ. А теперь он здесь будет… Он кепку носит? Я всегда беретом обходился,
с ободком из кожзаменителя… Он ко лбу прилипал, но я привык…
МАТЬ. Береты нынче не в моде… В моде другие вещи… Шляпы, кажется…
ОТЕЦ. У меня голова большая, круглая… На ней шляпа плохо сидит…
МАТЬ. Что это канарейка такая беспокойная… (Лиде.) Ну, какой торт?
ЛИДА. Найдет… Я ему сказала, что наш дом цветной… фиолетовый… Что мы
живем напротив асфальтовой спортплощадки…
ОТЕЦ. Здесь этих спортплощадок…
МАТЬ. Вот именно… одни спортплощадки…
ОТЕЦ. Хорошо починили, линии прямые… Только к чему это? Сыграют,
и все мокрые от пота. Потом пьют всю ночь.
МАТЬ. Ты бы тоже мог когда-нибудь выйти на улицу… Вечно дома, ну да,
знаю… Не все умеют дома сидеть… Ну так какой торт?
ЛИДА. Кажется, многослойный… Недорогой…
МАТЬ. Только бы все получилось, только бы было хорошо… Раз уж ей тридцать
исполнилось, наверняка она с нами за стол сядет…
ОТЕЦ. Я вчера стучался, но, наверно, не очень сильно…  Я подумал… надо было громче, закричать что-нибудь… как на канарейку… Чтобы сказала «дер», да, Лида?
ЛИДА. Что?
ОТЕЦ. Ты меня слышишь? Я спрашиваю, тебе канарейка говорила «дер»?… Она
умеет говорить «дер», умная…
ЛИДА. Нет… не говорила… Зачем ей говорить «дер»?
ОТЕЦ. А ты сама попробуй…
ЛИДА. Вы правда не против, чтобы Виктор приехал?
МАТЬ. Нет… что ты… Не будет же он все время там… Где он там живет?
ЛИДА. В Весели…
ОТЕЦ. Ну… Весели… Весели, мы тоже, бывало…
ЛИДА. Сил больше нет… Я и Марию тоже очень жду, я ее так жду… Ведь сегодня…
МАТЬ. Свечки уже украшены, змейки их обвивают… пламя тоже будет на славу…
ОТЕЦ. Пламя, пламя… Для свечек ей уже немало… Свечки детям положены…
МАТЬ. Мария ребенок…
ОТЕЦ. Ребенок открыл бы… К ребенку бы ты не стучалась, не просила…
МАТЬ. Мы же уговорились, что сегодня забудем, не будем говорить… о
Марии… Подождем и увидим…
ОТЕЦ. Ждать… А чего? Почему? Подойдешь к дверям и слышишь, как
заскрипел матрац… Подумаешь, спит? Задумаешься, как-то она… И, в конце концов, все равно… Пять лет я там не был и даже сегодня туда не пойду…
МАТЬ. Не порти Лиде праздник… Видишь, как она рада…
ОТЕЦ. Пойдем есть… Мне жутко холодно…
МАТЬ. У тебя свитер есть…
ОТЕЦ. Шуба… На этой кухне шуба нужна…
МАТЬ. Хорошо топят… Мне жарко…
ОТЕЦ. Зачем говорить, что тебе жарко? К чему это? Разве в апреле говорят… В
апреле такая стужа… Интересно, как они здесь натопят… Гости, день рождения… Не слишком ли много всего… Да… Сдается мне, как-то слишком много всего…
ЛИДА. Папа, ну хоть раз…
ОТЕЦ. Сказал в шесть, пора бы ему быть… Иди, глянь на улицу, Лида… Он из
деревни, лифт для него сложный механизм… Нажмет куда попало и потом… что-нибудь случится… Потеряется в подвале…
ЛИДА. Не бойся, я ему все объяснила…
ОТЕЦ. Ты Марии о Викторе сказала?.. Чтобы она знала заранее…
МАТЬ. Я там вчера стояла, почти десять минут… Я ей все сказала, и не резко, а
так, терпеливо… Я ей не торопясь все сказала, все…
ОТЕЦ. Ну и?
МАТЬ. Было тихо… Но так, по-другому, как будто мягко…
ОТЕЦ. Мягко… Как после пчел…
МАТЬ. Так, как после пчел… Ничего она не сказала…
ОТЕЦ. Неизвестно, слышала ли она тебя вообще… Может, спала…
ЛИДА. Она придет, я знаю… Придет к нам…С Виктором познакомится, будем
снова любить друг друга… Я даже удивляюсь, как это я все знаю… Удивляюсь, заглядываю в свое сердце, верю себе, а потом так сладко, ясно — сегодня будет хороший праздник… И как раз с Виктором…
ОТЕЦ. Хоть бы на ключ не закрывалась… Я  же не полезу к ней просто так…
МАТЬ. Надо было повнимательнее к ней быть… Обращать на нее внимание и
вообще… Откуда мне знать, что отцы делают, я не знаю, ты должен знать… Никогда ни о чем не спросишь…
ОТЕЦ. А что спрашивать? Зачем это? Спросишь, не ответит… Или просто посмотрит…
МАТЬ. Будет глупо, если она не вылезет… Что Виктор подумает… Что  мы
какие-нибудь… Все поймет… Я не думаю, что он будет прав, ну… что мы ее как-то притесняем или еще бог знает что. Ну можно же ему объяснить, я ему скажу так, без утайки… или откуда мне знать… Да ведь и объяснять-то глупо… Как ему сказать, что стряслось…
ОТЕЦ. А что стряслось… Просто так получилось… Кого это удивляет? Я не
удивляюсь…
ЛИДА. И не ходит никуда… А ведь часто так хорошо вечерами…
МАТЬ. А почему… Ты ей хоть раз сказала: «Мария, пойдем со мной…» Сколько
помню, никогда… Ты боишься, тебе кажется глупым…
ЛИДА. Я бы рада сказать, но мне странно… Но сегодня я ей скажу… Скажу, что
мы куда-нибудь пойдем вместе… На танцы или еще куда? Что-нибудь придумаем, город большой…
ОТЕЦ. Лида могла бы к ней в детскую… Уже большие, поладили бы…
МАТЬ. Никогда этому не бывать, было бы слишком просто…
ОТЕЦ. А как должно быть? Почему она закрывается?… Чтобы было тяжело, сложно…
ЛИДА. Сегодня… увидите… Торт большой, и Виктор вот-вот придет… Он чуть
неловкий, перебивает… Меня, значит, но меня ведь…
ОТЕЦ.  Неловкий… А это как? Я не знаю… Соль просыпется, это, пожалуй…
ЛИДА. Он неплохой… Только иногда, это пройдет…
ОТЕЦ. А суп вкусный… У меня лапша повисла на губах…
МАТЬ. И музыку никогда не включает… Ничегошеньки не слышно, только

Купить poxet.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


Похожие публикации:
  • Писателю-фантасту Виктору Пелевину исполнилось 50 лет
  • Борис Стругацкий поздравил экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина с юбилеем
  • Пить за рулем — играть со смертью.
  • Гадкие лебеди
  • Пальто из пони

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий