Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

БЕЗ ОРУЖИЯ

   БУДАХ. Тьфу на тебя… Мне лоскут материи нужен, рану мальчишке перевязать, а она о глупостях… От штанов оторви! .. Погоди, я сам сделаю… (Выпрастывает из штанов нижнюю сорочку, с треском отрывает подол.) Вот так… А теперь перевяжем… (На ощупь, но искусно перевязывает юноше рану на голове.) Бедолага, досталось ему…

   КИРА. Отец Будах, что с нами будет?

   БУДАХ. Меня, наверное, на кол посадят… Или сожгут живьем, это они умеют, час назад своими глазами видел… А за себя, лапочка, не беспокойся. Ну, может, выпорют…

   Кира плачет в голос, уткнувшись лицом в его плечо. Он ласково гладит ее по голове. Кира вдруг перестает плакать и выпрямляется.

   КИРА. Нет! Не даст он вам погибнуть!

   БУДАХ. Кто?

   КИРА. Румата!

   БУДАХ. Он что же — спасся? Бежал?

   КИРА. Нет, его взяли… Сам дон Рэба… Но все равно, он нас всех спасет!

   БУДАХ. Да, да, конечно. Дон Румата такой, он все может…

   КИРА. Я серьезно говорю, отец Будах! Он все может! ..

   Лязг засовов. Появляется монах с фонарем, приближается к узникам, Будах весь подбирается.

   МОНАХ. Мальчик из дома Руматы.

   БУДАХ. Здесь он. Только без памяти. Вы ему все ребра переломали.

   МОНАХ. Это не есть правда. Ломать ребра — не мы. Серые. Мы никогда не ломаем кость.

   БУДАХ. Ну, еще бы… Вы добрые.

   МОНАХ. Ты говоришь глупое, книгочей и колдун. Ломать кость легкая смерть. Мы не ломаем кость. Только в битве. Нет битвы — не ломаем. Мы вынимаем глаза. Снимаем кожу. Вырываем ногти. Кость — нет. Довольно болтать… (Поднимает фонарь.) Ты врешь, книгочей и колдун. Мальчик не есть без памяти… (Берет Киру за плечо.) Вставай. Иди со мной. Тебя будет видеть госпожа.

   КИРА. Я…

   МОНАХ. Если разговаривать, я выломаю зубы. Вставай, иди.

   БУДАХ. Ступам, Кира… Хуже не будет… Может, выпустят…

   Кира встает. Монах, подталкивая ее в спину, ведет к двери.


   ЗАНАВЕС

   

   КАРТИНА ШЕСТАЯ

   Апартамент дона Рэбы. В кресле сидит, положив ногу на ногу, Окана в роскошном придворном платье, рассматривает ногти. Входит монах в черной рясе с капюшоном.

   МОНАХ. Приказание выполнено, госпожа.

   ОКАНА. Пусть введут.

   Монах, поклонившись, выходит. Сейчас же другой монах, со шпагой наголо, вводит Киру.

   МОНАХ СО ШПАГОЙ. Мальчик из дома Руматы.

   Окана взглядывает на Киру, вскакивает, подходит и ней вплотную.

   ОКАНА. Но это же не он! Это совсем другой!

   КИРА. Другой не может… Он без памяти… Но я тоже из дома дома Руматы.

   ОКАНА. Интересно… (Обходит Киру кругом.) Где-то я тебя видела, красавчик… (Монаху.) Иди. (Монах уходит.) Ну, хорошо, давай побеседуем… (Берет Киру за руку, подводит к креслам, усаживает, садится рядом.) Значит, ты тоже из дома Руматы… Кто же ты?

   КИРА. Я… Я его паж…

   ОКАНА. Ах, вот как… Паж… Определенно, я где-то тебя видела. Мил, очень мил! Невинной юности пушок на розовых щеках… Вот только глаз тебе подбили, но это пройдет… Если будешь вести себя хорошо, так и быть, возьму тебя к себе…

   КИРА. Я ни к кому не пойду от дона Руматы.

   ОКАНА. Ты так предан ему? (Кира молчит.) Ну-ка, посмотри на меня! Нет, где же я тебя видела! .. Ты знаешь, в твоем нежном возрасте лучше служить прекрасной госпоже, нежели самому прекрасному господину. У меня тебе будет хорошо. Да, решено. Беру тебя к себе. Но сначала о доне Румате. Ты у него давно?

   КИРА. С самого начала.

   ОКАНА. С какого начала?

   КИРА. Ну… с того дня, когда он приехал в Арканар.

   ОКАНА. Ого! Почему же я ничего о тебе не знаю?

   КИРА. Разве вы все знаете про дона Румату?

   ОКАНА. Все. И кое-что сверх всего. Но спрашивать буду я. Итак, ты все время при нем… Рассказывай, как он живет, много ли пьет, с кем встречается?

   КИРА. Вы же сказали, что все о нем знаете…

   ОКАНА. Ты очень дерзкий мальчишка, но у тебя красивые глаза. Ничего, мы поладим. Итак?

   КИРА. Что — итак?

   ОКАНА (топает ногой): Не зли меня! Кто у него любовница?

   КИРА. У него нет любовницы.

   ОКАНА. Врешь, красавчик. Во-первых, этого быть не может. Такой превосходный кавалер, сразу видно столичное обхождение… В нашем маленьком Арканаре любая дама почтет за честь… Он же не железный, твой дон Румата!

   КИРА. Многие его домогались, да никому ничего не удалось…

   ОКАНА. А эта простушка, трактирщица? Я как-то видела ее, ходит в обносках моды столетней давности, ковыляет, как уточка из-под селезня… Не может быть, чтобы ты ее не знал. Выкладывай, не стесняйся. Как у него с нею?

   КИРА. Ничего такого не знаю… Да! Вспомнилось! Дней сорок назад заявилась было к нему этакая придворная фря, разодетая, как кукла, накрашена, надушена, шея от грязи и пудры серая…

   ОКАНА (поднимается): Что-о?

   КИРА; Я сама не видела, мне Уно рассказывал, наш слуга. Дон Румата очень потешался…

   ОКАНА (пристально глядит на Киру): «Не видела…» Ну да, вот кто ты, оказывается… Теперь вспомнила. Ах ты сучонка! Холопка! Оскорбительница! В мужское нарядилась, так думаешь, тебя уже и не узнать?

   КИРА (тоже встает): Чего разоралась? Ну да, меня зовут Кира, и я — единственная возлюбленная благородного дона Руматы, а тебе — шиш! (Делает оскорбительный жест.)

   ОКАНА. Кто тебе глаз подбил? Смотри, сейчас и другой подобью! (Хватает из-за пояса кинжал). Я тебе сейчас оба глаза выколю, дрянь подзаборная!

   КИРА (хватает со стола дона Рэбы медную статуэтку, замахивается): Попробуй подойди, золоченая сволочь! Все твои мозги по стенам раскидаю!

   Несколько секунд они стоят в угрожающих позах, затем Окана швыряет кинжал на пол, падает в кресло и закрывает лицо руками.

   ОКАНА. И ведь ничего не стоит — кликнуть стражу и тебя вывесят голую вверх ногами на вершине башни… сварят живой в масле… сожгут на костре…

Купить билет на матч эспаньол


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24


Похожие публикации -
  • Трудно быть богом
  • 1983-й год
  • Сказание о Вещем Румате
  • 2001-й год
  • 2000-й год
  • Оставить комментарий