Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Беседа с Борисом Натановичем Стругацким

«… В наше вpемя дьявол в человеке получил больше свободы. Когда свободы не было вообще, ее не было ни для ангела, ни для дьявола в человеке. А сейчас, когда она появилась, влияние дьявола более заметно: распоясавшиеся люди всегда заметнее, чем делающие добpо…»

Гость автора программы — Борис Натанович Стругацкий, советский и современный российский писатель, сценарист, переводчик, создавший в соавторстве с братом Аркадием Стругацким несколько десятков произведений, ставших классикой современной научной и социальной фантастики…

— Простите, ради Бога, если вопросы будут глупыми, но я волнуюсь; это я когда-то ходил к вам в семинар, а не вы ко мне, например… Будучи патриархом советской фантастики (и советской литературы), вы ощущаете таковым себя? И каково это — ощущать себы патриархом?

СТРУГАЦКИЙ: Знаете, Миша, — ничего хорошего. Быть патриархом — прежде всего означает каждый день лечиться… Каждый день, будь оно все проклято! Это в первую очередь, все остальное — во вторую, третью и четвертую. Иногда мне приходит в голову совершенно неожиданная мысль о том, что я действительно оказался сейчас чуть ли не самым старым отечественным фантастом XX-го века.

Но потом я спохватываюсь, что есть еще более уважаемый и старейший член нашей общины Евгений Войскунский, которому я передаю пламенный привет. Так что я патриарх второго разряда, и это уже хорошо. А в общем, ничего хорошего в том, чтобы быть патриархом, нет. Я всегда это подозревал, и так оно и оказалось на самом деле…

— В нашей литературе сейчас есть Фазиль Искандер, но он нигде в общем не показывается, — ни очно, ни заочно и ни в чем не участвует. Несколько моложе — Андрей Битов, который иногда показывается, но книги у него переиздаются крайне редко. Вы продолжаете присутствовать на книжных прилавках, в библиотеках, у читателей в руках и мозгах в полном объеме, и в этом плане вы, безусловно, вне конкуренции.

Я не могу забыть: в том помещении, куда переехал сгоревший петербургский Союз писателей, стоит кресло типа трона, которое называется «Кресло Бориса Стругацкого», и более никому на него садиться не дозволено…

СТРУГАЦКИЙ: Разве это так?! Я что-то сомневаюсь. Это все-таки какая-то легенда!

— Перестаньте разыгрывать слушателей: я видел его сам; его приволок Дима Каралис с ребятами, и вот оно там стоит. С красным сафьяновым сиденьем, с белой резной спинкой и подлокотниками, и на него, по крайней мере, в моем присутствии, никто не смел садиться…

СТРУГАЦКИЙ: Все правильно; стоит это кресло в «Центре современной литературы и книги». Действительно стоит! То есть, в последний раз, когда я там был, оно там стояло…

— Вот! Я уже не соврал… И что видно вам с высоты этого кресла из советской фантастики 60-70-х, из того периода, который сейчас ощущается «золотым веком» великой империи?

СТРУГАЦКИЙ: Миша, я не сторонник восхищаться золотой империей и соответствующим веком… Это был, на мой взгляд, недобрый век… Но, как и всякое недоброе время, он выковывал иногда очень и очень приличных людей. Это его плюс. Но я не знаю, достаточно ли этого плюса для того, чтобы называть этот век именно «золотым». Для фантастики это было особенно тяжелое время; сейчас об этом все забыли. Зато сейчас джинсы оптом а не как тогда только из под прилавка.

Даже мы, старики, по-моему, редко об этом вспоминаем, потому что оказались в каком-то смысле в «райских кущах» — мире, которого мы представить себе не могли. В мире, где нет цензуры, где все решает издатель, где издателей много, а поэтому выбрать можно такого, которому ты нравишься.

В России, насколько я знаю, никогда не было такой свободы печати вообще и фантастики, в частности. Так что «золотым» я назвал бы именно сегодняшнее время…

28 марта 2012



Похожие публикации:
  • Ставропольская краевая юношеская библиотека проведет фестиваль фантастики
  • Борис Стругацкий больше не хочет писать книги
  • Умер последний из братьев Стругацких
  • Книга о бунте роботов
  • День рождения Бориса Страцкого

  • Новое на сайте:

    Оставить комментарий