Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


RSS

Айсберг Тауматы

(Комову.) Я поразмыслил и понял: всё, что идёт изнутри, должно делать мне удовольствие. Значит, вопросы идут снаружи. Правильно?

Комов. Я размышляю так: я заснул на берегу океана, когда проснулся, увидел на мокром песке возле меня — следы человеческих ног. Я поразмыслил и понял: пока я спал, мимо прошёл человек. Откуда я это узнал? Я размышлял: раньше следов не было, теперь следы есть, значит они появились, пока я спал. Это не следы волн, не следы камня, который скатился с горы, это человеческие следы. Значит, мимо меня прошёл человек. Пока я спал, мимо меня прошёл человек. Так размышляем мы. А как размышляешь ты?

(Малыш молчит. На диагностере вспыхивает рубиновая лампочка. Малыш проворно передвигает листья, отпихивает их ногой.)

Малыш. Это вопрос. По бим-бом-брамселям! (Глядит на Вандерхузе. Тот смущённо покашливает.) Феноменально! Хочу узнать: почему длинные волосы на щеках?

(Пауза.

Рубиновый огонёк, горевший до того, гаснет, загорается опять зелёный.)

Комов (смотрит на диагностер). Ответьте ему, Яков.

Вандерхузе. Гм… Как тебе сказать, мой мальчик… (Машинально взбивает бакенбарды.) Это красиво, это мне нравится… По-моему, это объяснение, как ты думаешь?

Малыш. Красиво… Нравится… (Вдруг нежно.) Колокольчик. (Снова прежним голосом.) Нет, ты не объяснил. Но так бывает. Почему только на щеках? Почему нет на носу?

Вандерхузе (наставительно). На носу некрасиво. И в рот попадают, когда ешь…

Малыш. Правильно. Но если на щеках, а если ты идёшь через кусты, ты должен цепляться. Я всегда волосами цепляюсь…

Вандерхузе. Гм… Видишь ли, я редко хожу через кусты.

Малыш. Не ходи через кусты, будет больно. Сверчок на печи! (Прыгает на спину Попову, по-обезьяньему ловко вскарабкивается по спине на плечи и также молниеносно скатывается по его груди.) А ты?

Попов (оторопело). Что я?

Малыш. Один раз чуть меня не погубил — зашипел, заревел, ударил меня воздухом. Я бежал до самых сопок. То большое, тёплое, с огоньками, делает ровным песок — что это?

Попов. Машины. Киберы.

Малыш (повторяет). Киберы… Живые?

Попов. Нет. Это машины. Мы их сделали.

Малыш (поражённый, перекручивается вокруг себя). Сделали? Такое большое? И двигается. Феноменально!

Попов. Бывают киберы и больше, больше, чем айсберги.

Малыш (с недоверием). И они тоже двигаются?

Попов. Нет, они размышляют. Если хочешь, я покажу тебе такие машины. Смотри!

(Попов включает пульт.

На экране появляются роботы, они двигаются, мигают огнями… Малыш поражён. Эмоциональная реакция его крайне активна: он мечется, скручивается в колобок, пружинисто распрямляется, шумно дышит, отчаянно гримасничает, и всё-таки это танец, необычайный, пластичный, в общем, в его движениях должна быть выражена крайняя заинтересованность, напряжённое волнение от того, что он видит и узнаёт. Всё это время на пульте диагностера горит изумрудным светом лампочка. Попов выключает видеоэкран. Малыш в сильном возбуждении, вскакивает на кресло, садится, обхватив себя руками.)

Малыш. А можно сделать так, чтобы я говорил, а киберы слушались?

Попов (с улыбкой). Ты это уже сделал.

(Малыш бесшумно, как тень, падает на руки на стол перед Поповым.)

Малыш. Когда?

Попов. Ты прыгал перед ними, а самый большой, его зовут Том, останавливался и спрашивал тебя, какие будут приказания.

Малыш. Почему я не слышал вопроса?

Попов. Ты вопрос видел. Помнишь, там мигал красный огонёк? Это был вопрос.

(Малыш перекатывается плавно по полу.)

Малыш (тихо и восторженно). Феноменально! Это игра. Феноменальная игра. Щелкунчик!

Комов. Что значит «Щелкунчик»?

Малыш (нетерпеливо). Не знаю. Просто слово. Приятно выговаривать. Че-чеширский кот. Щ-щелкунчик.

Комов. Откуда ты знаешь эти слова?

Малыш. Помню. Два больших ласковых человека. Гораздо больше, чем вы… По бим-бом-брамселям! Щелкунчик… (Имитирует голос отца.) С-сверчок на печи. Мар-ри, Мар-ри! Сверчок кушать хоч-чет! (Ласковым, нежным голосом, голосом матери.) Кошенька моя… Ласонька… Колокольчик, опять мокренький…

(Малыш замолкает, постукивает себя пальцем по носу. Пауза.)

Комов (слегка изменившимся от волнения голосом). И ты всё помнишь?

Малыш. Конечно. А ты разве не помнишь всё?

Комов. Нет.

Малыш. Это потому, что ты размышляешь не так, как я. Я помню всё.

(Садится опять на пол, перекладывает листья, составляя узоры, бормочет.)

 

Чики-чики-считалочка…

Катят с горы саночки.

Ой-ли, дуй-ли, вей-ли, лей-ли…

Покатили, полетели,

В снег пушистый залетели…

Комов. Откуда ты про саночки знаешь?

Малыш (задумчиво продолжает раскладывать листья). Что-то было такое… Может быть, не со мной. (Смотрит на Комова.) Не знаю… Просто помню, и всё. Санки, снег… Весело. (Встаёт с пола.) Надо поразмыслить хорошенько, и тогда вспоминается. Если тебе интересно, я потом расскажу. А сейчас ответь мне… Так не было. Вы пришли, и так стало… (Песня Малыша.)

 

Почему так со мною бывает?

На вершину я один взбираюсь

И сижу там тихо и смотрю,

Как волна всё с берегом играет:

То к нему бежит, то вдруг она

В океан обратно убегает…

Почему так со мною бывает?

Я смотрю, и мне печально станет,

И вода в глаза вдруг набежит,

По щекам моим она стекает,

И солёная она, как та волна,

Что внизу с тем берегом играет…

Почему так со мною бывает…

Много разных ответов, и все они спутаны друг с другом, как листья… (Малыш сбивает листья на полу в беспорядочную кучу.) Закрывают друг друга, мешают друг другу! Ты ответишь?

(Мечется по комнате, в пластических движениях Малыша взволнованность, возбуждённость. Странный красивый танец. И вот Малыша уже нет, только листья, разбросанные по полу.)

Комов (потирает руки, мечтательно улыбается). Да. Любопытная картина получается… (По интеркому.) Майя! Что у вас там?

Майка (по интеркому). Опять усы… Восемь штук. Только сейчас пропали, а то торчали вдоль всего хребта… Причём цветные — жёлтые, зелёные… Я сделала снимки.

Комов. Молодец. Теперь имейте в виду, Майя, при следующей встрече обязательно будете присутствовать вы. (К Вандерхузе.) Яков, забирайте радиограммы, пойдёмте ко мне. А вы, Стась (Комов встаёт и направляется в угол, где установлен блок видеофонографов), вот вам кассета, Стась, передайте всё прямо в Центр. Где-то тут я видел проектор? А, вот он. Надо проанализировать. Я думаю, в нашем распоряжении ещё часа три-четыре, потом он снова придёт… (Идёт к Вандерхузе.) Яков, как вам нравятся эти «усы»? Они как будто пасут Малыша…

(Уходят.

Входит Майка.)

Натренировалась? Небось всё пушки наводила?

Майка (проходит, садится в кресло). Безнадёжное дело. Если все они одновременно в нас плюнут, нам каюк. Просто не успеть.

Попов. Во-первых, можно увеличить телесный угол поражения, во-вторых, ты действительно веришь, что в нас могут плюнуть?

Майка. А ты?

Попов. Непохоже что-то…


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • Пикник на обочине с Малышом
  • Алексей Федорченко работает над экранизацией «Малыша» братьев Стругацких
  • Встреча на обочине
  • Сказка о гадком понедельнике
  • Пресс конференция Владимира Софиенко
  • Оставить комментарий