Почитать:

Айсберг Тауматы

Без оружия

В стране водяных

Второе Средиземье

Пепел бикини
Пепел бикини 2

Сокращённый пепел бикини

День Триффидов
День Триффидов 2

Звери у двери

Жук в муравейнике

Летающие кочевники

Машина желаний

Мир иной

Бататовая каша

Ковролин

Огненный цикл

Пионовый фонарь

При попытке к бегству

Саргассы в космосе

Семейные дела

Совсем как человек

Трудно быть рэбой

Старые капитаны

Хорек в мышеловке
Хорек в мышеловке 2

Христолюди

Четвертый ледниковый период

Экспедиция тяготение

Экспедиция на север

Частные предположения

Мы живем хорошо!

За стеной

Камни у моря

Тройка семёрка туз

Детская

Психтеатр

А и Б

Живые трупы

Лиола

Диктаторы и уроды

Император Иван

Старый обычай

Продавец органов

Пальто из пони

8 комедий


Видел диплом типа такого купить можно тут goz-diplom.com.
RSS

Айсберг Тауматы

Комов. Читайте, что там есть из Центра.

Попов (в микрофон). Земля. Лондон. Картрайт. Варианты психотипа, двоеточие шестнадцать эм… мама… дробь тридцать один эпсилон…

Комов. Достаточно. Следующую.

Попов. Пресс-центр…

Комов. Довольно. Дальше.

Попов. Последняя. Центр. Бадер. Затребованная вами аппаратура ноль-транспортируется на базу. Вышлите координаты предполагаемых…

Комов. Спасибо. Достаточно. Отключаюсь.

(Попов встаёт, ходит по комнате, останавливается перед иллюминатором. Смотрит на безрадостный пейзаж. Тихо насвистывает. Поёт себе под нос.)

Попов.

 

Если кто-то и напишет письмо,

Эгей!

Среди звёзд затеряется оно,

Эгей!

А в эфире не пробиться сквозь бред,

Эгей!

Хоть зови кого-то тысячу лет,

Эгей!

Ну что за планета:

Лиловое небо,

Да серый промёрзлый песок.

По сопкам, по сопкам,

По топким болотам…

Ну хоть бы один кто живой!

(Отходит от иллюминатора. Садится за пульт. Включает его. Следит за своими киберами. Вполголоса продолжает петь.)

 

Если кто-то и напишет письмо,

Эгей!

Среди звёзд затеряется оно,

Эгей!

А в эфире не пробиться сквозь бред…

(В рубке раздаётся полязгивание. Врывается плач ребёнка, захлёбывающийся, плач годовалого младенца. Попов поднимает руки, прижимает ладони к ушам, не опуская рук, встаёт, осторожно отводит ладони от ушей. Плача нет. Делает несколько шагов, останавливается, достаёт из кармана платок, неторопливо разворачивает его, тщательно вытирает вспотевший лоб… Затем так же неторопливо сворачивает платок, возвращается к пульту, покашливает. Собирается сесть за пульт. Снова плач ребёнка. Сразу же раздаётся оглушительный звонок радиосвязи. Попов, в изнеможении, придерживаясь рукой за пульт, тянется к рации. Включает приём. Ребёнок продолжает плакать. Попова вызывает Вадик.)

Вадик. Ну, что у тебя нового?

Попов (прикрывает рукой микрофон). Никак.

Вадик. Что-то тебя плохо слышно.

Попов. Как-нибудь.

Вадик. Ты что это, Стась? Я тебя разбудил, что ли?

Попов. Знаешь, Вадик, я с тобой через часок свяжусь. Здесь у меня кое-что наклёвывается (откашливается), но я ещё не вполне уверен… (Отключается.)

(В рубке тишина. Попов неподвижно сидит перед рацией. Раздаётся хриплый женский стон: «Шура… Где ты? Шура… Больно…» Попов выбегает из рубки, мечется по кораблю. Стон не прекращается: «Что случилось? Где ты? Я ничего не вижу, Шура… Здесь кто-то есть… Да отзовись же, Шура! Больно как! » Попов вбегает в рубку.)

(Кричит.) Звуковая завеса… (Кидается к столу, выдвигает ящик, лихорадочно роется.) Звуковая завеса, понятно? (Находит кристаллофон, подвешивает к мочке уха.)

(Врубается музыка.)

(Устало, но удовлетворённо.) Звуковая завеса… И никаких галлюцинаций. Чёрт знает, что такое со мной творится!

(Входит Майка, за ней Вандерхузе. Попов торопливо выключает кристаллофон. Майка, в дохе, останавливается в дверях, прислонившись к косяку, стоит нахохлившись, прячет нос в воротник. Вандерхузе, удручённый, подходит к Попову.)

(Испуганно.) Что случилось?

Вандерхузе (легонько трясёт Попова за плечо, успокаивает). Очень грустная находка, Стась. Мы нашли погибший корабль.

Попов (судорожно глотнув). Наш?

Вандерхузе. Да. Наш.

(Майка отходит от двери, начинает вяло снимать доху.)

Попов. Много погибших?

Вандерхузе. Двое.

Попов. Кто?

Вандерхузе. Пока не знаем. Это старый корабль. Авария произошла много лет назад.

Попов. Сколько это — много лет? Десять? Двадцать? Чепуха какая-то получается. Планета открыта всего два года назад…

(Пауза.)

(Продолжает.) Хотя, конечно, это могли быть первопроходцы… Какие-нибудь вольные исследователи. Двое их там, говорите?

Майка (взрывается). Двое! Двое! Да! Коряга ты бесчувственная. Дубина.

Попов (ошеломлённо). Майка, что ты…

Майка (приближаясь к Попову, почти шёпотом). Что ты хочешь знать? Ты к роботам своим иди, с ними обсуждай, сколько там лет прошло, какая чепуха получается, почему их там двое, не трое, не семеро.

Попов (с отчаяньем). Да подожди, Майка! Я же совсем не то хотел.

Майка (прячет лицо в ладони, с тоской). У них все кости переломаны… Но они ещё жили… Пытались что-то делать… (Выбегает.)

(Вандерхузе берёт Попова под руку и что-то вполголоса говорит ему. Идут к двери. Вместе выходят. Входит Комов. С пристрастием оглядывает рубку. Подходит к рации. Берёт радиограмму. Возвращается Стась.)

Комов. Стась, почему вы не откликались на радиовызовы? (Замечает на ухе Попова кристаллофон. Понимающе усмехается.)

(Попов перехватывает его взгляд и поспешно сдёргивает кристаллофон.)

Где Яков? Надо немедленно составить экстренную радиограмму.

(Появляется Вандерхузе. Он по-прежнему в подавленном состоянии. Вандерхузе протягивает Комову листок бумаги. Комов бегло проглядывает написанное.)

Это не информация, Яков. Если мы пошлём донесение в таком виде, Центр пришлёт сюда свою комиссию, явится с ней толпа любопытных бездельников. Как вы не понимаете, Яков, нам не дадут здесь работать.

Вандерхузе. Гм… Ну что ж… (Забирает у Комова листок, приписывает к тексту несколько слов.) А так — пойдёт? (Читает текст радиограммы скороговоркой.) ЭР-два — Базе. Экстренная. В квадрате сто два обнаружен потерпевший крушение земной корабль типа «Пеликан» регистрационный номер такой-то. В корабле останки двух человек, предположительно мужчины и женщины, бортжурнал стёрт, детальное обследование… (Вандерхузе повысил голос и многозначительно поднял палец.) Начинаем завтра! Как вы полагаете, Геннадий?

(Комов встаёт, в задумчивости покачивается с носка на пятку.)

Комов. Ну что ж. Пусть будет так. Лишь бы не мешали работать. (Срывается с места, стремительно выходит.)

Вандерхузе (протягивает радиограмму Попову). Передай, пожалуйста, Стась. Я пойду составлять экспертное заключение. Потом обсудим. (Выходит.)

(Попов садится за рацию и вдруг замечает возле иллюминатора меленькую фигурку. Человечек стоит, наклонившись чуть вперёд, внимательно смотрит в лицо Попову. Попов отшатывается, потом протягивает к нему руки, рука повисает в пустоте. Звучит музыкальная тема Малыша. Попов плюхается в кресло, откидывается на спину, закрывает глаза. И уже не в рубке, а прямо в зале звучит песенка Малыша.

 

Тебе нельзя ко мне,

А к тебе мне Беда…

Вот какая смешная

Получается игра,

Простая шарада,

Как дважды два.)

Занавес

Картина третья

   Обстановка на сцене та же, что и в картине первой. Комов, Вандерхузе и Майка обсуждают донесение на базу о найденном ими разбитом корабле.

Вандерхузе (продолжая). Да нет, Геннадий, какой может быть тут вывод? Именно — предположение! (Читает.) «…заставляет предполагать, что корабль был поражён метеоритом высокой энергии в момент появления из подпространства.» Вот так. Предлагаю согласиться.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Похожие публикации -
  • Пикник на обочине с Малышом
  • Алексей Федорченко работает над экранизацией «Малыша» братьев Стругацких
  • Встреча на обочине
  • Сказка о гадком понедельнике
  • Пресс конференция Владимира Софиенко
  • Оставить комментарий